Почтовый ящик  

Проект-2011: Исход

Проект-2011: Исход [background]

Собственно, бэкграунд.

Мир: наш, но в 1990г в Океании произошла Алюминиевая революция и образовалась Меганезия. (см. цикл А.А. Розова «Конфедерация Меганезия»http://proxy.flibusta.net/s/4494, рекомендую, кстати, весьма хорошая книжка, в бумажном виде в обозримом будущем не планируется, насколько я знаю).

Персонаж: я as is. С небольшой поправкой — семьи не было, до сих пор живу сам по себе.

Проект-2011: Исход [Сеть]

Изменить всё. Жизнь, цель, мечту...

Обрывки лога.

1990г.

Алюминиевая революция в Океании, образование Меганезии. Информации просачивается мало, но то, что попадает в доступ заставляет задуматься. Задуматься об эмиграции, о том, каково это — быть свободным.

2010г.

По слухам, в Питере зимой открылось неофициальное представительство Меганезии. Ищу выход на них.

март, 2011г

На меня вышел сотрудник представительства Меганезии, назначил встречу.

Кафе «Санта-Мария» на Кузнечном, встречаемся. Долгий разговор. Говорят, что давно наблюдали за тем, что пишу в Сети, и предлагают мне выполнять функции неофициального информационного представителя Меганезии, до эмиграции. Всем сотрудникам представительства «компетентными органами РФ» предложено покинуть пределы страны в кратчайший срок. Соглашаюсь. В конце-концов «каждый выбирает для себя». Контрольный обмен контактами.

Обнаружил в Сети, в системе блогов Livejournal журнал [lj:user=spambot1999]. Странно. По ощущению, как «эфир», который раньше был в телефонной сети Питера — номер, набрав который, ты мог общаться со всеми, кто поступил так же. Так и тут — пользователи пишут о событиях, которые не отражаются в лентах новостных агентств, да и, что странно, полное ощущение того, что у них все не так — Питер у некоторых все ещё называется Ленинградом или Пиетари... Гипотеза о множественности миров подтверждается, или это какая-то игра? Любопытно. Пишу в комментах новости и информацию о том, что происходит у нас,и о Меганезии. Как ещё подтверждение — почти все ответившие пишут, что Меганезия — всего лишь литературный образ... И тем не менее, один из комментаторов утверждает, что учился в Ташлинском лицее у Г.А. — «Отягощенные злом» Стругацких, только все происходит как-то «жестче» по ощущению.

Стругацкие таки были правы в том, что описанные миры существуют? В «Понедельник начинается в субботу» как раз об этом было...

2 апреля 2011.

Странный день. Иду по Лиговке, какой-то солидно одетый мужчина бросается ко мне с раскрытыми объятиями. «Граф, Вы живы?! Узнаете?» — не понимаю. Кажется у него что-то не в порядке с головой. Удается отвязаться очень просто — «оглянитесь вокруг, сейчас 2011й год, поглядите та Лиговку, на авто — разве в империи такое было?» — «зависнув» он уходит.

Пушкинская улица, присел на скамейку у памятника почитать. Справа всхлип.. Девушка держит в руке пачку распечаток, по щекам текут слёзы. Прогулялся, называется...

Подсаживаюсь, пытаюсь завести разговор, успокоить... В конце-концов идем пить кофе в «Буквоед», разговариваем, её зовут Мария. Город в её представлении совсем другой — центр пуст, расселен с целью «сохранения», практически все жители выселены в спальные районы.

Ещё один камешек на весы в пользу подтверждения теории множественности миров? Распечатки — анкета, типа социологического опроса, «определение индекса общественной полезности». Мария рассказывает о введении принципиально новой системы идентификации граждан — вживление чипа, что и как — информация в открытых источниках отсутствует... Пробую успокоить, прикидываем каким методом можно понять, что это такое и как противодействовать, если понадобится: спектроанализатор — понять, что излучается чипом, томограф — как способ воздействовать на электронику аналогично ЭМИ. Идем к «Санта-Марии», рассказываю о Меганезии... У кафе ещё несколько человек — кто-то утверждает, что «Сайгон» не закрывали и он все тот же, кто-то говорит, что он с утра был в Ленинграде... Знакомимся с моим тёзкой, утверждает, что научный работник, и как раз из Ленинграда. В процессе неторопливой прогулки оказываемся у «Владимирской». Забавно — тёзка во всех местах, где встречается слово Санкт-Петербург видит Ленинград, даже на случайно найденном значке. Обмениваемся электронными адресами, у него действительно адрес в домене «su». Прощаемся...

апрель-май-июнь 2011

В блоге спамбота кипит обсуждение происходящего. Видать 2.04 было не просто «сложно наведенной галлюцинацией». Параллельно обсуждается какой-то Сигнал, принятый из космоса. Списываюсь, получаю несколько вариантов исходников, один достаточно полный (явно распечатка с интерферометра), один (от самого «спамбота») — в преобразовании «Рокотова-Самохина». Пишут, что все, кто раскодировал утверждают, что это просто. И потом почти все погибали. Странно. Вожусь с декодировкой. Если сделать ряд допущений, то запись «в преобразовании Рокотова-Самохина» разворачивается в ряд чисел, имеющих осмысленную интерпретацию — длины волн света с нанометрах, составляющие семицветную радугу. Требуемые допущения: знание десятичной системы счисления, единиц измерения расстояния и времени, устройства человеческого зрения и знание самого понятия радуги в человеческой трактовке — одновременная вероятность всего этого стремится к нулю, что заставляет думать о мистификации.

Мэйл до Марии доходит, списываемся, обмениваемся новостями. До тёзки почтового рутинга нет.

Сказки проводников... 19я касса на вокзале...

Мария пишет, что договорилась встретиться с проводником на Финляндском, договариваюсь о том, что подойду туда же. Любопытно.

Встречаемся (!!!). Проводника нет. Она хочет идти искать «Золотой Шар» («Пикник на обочине» Стругацких?!) — говорит, что проводник может отвести к мечте (да и в обрывках историй о проводниках и Дороге это мелькало)... Пробуем вместе выйти из вокзала, держу её за руку, она идёт с закрытыми глазами, описываю наиболее яркие детали происходящего... Выходим на площадь. Когда она открывает глаза — картинка начинает двоится, невозможно удержать одну, резко нарастает головная боль... Пробуем ещё раз, теперь в роли ведомого я... Странный город. Мимо проезжает авто, Мария говорит — что такое случается раз в неделю или реже, здания обветшалые, фонтан пуст... Четыре минуты, да, тяжело...

Списываемся с Кайто (first_heretic)- один из подписчиков спамбота, тоже хочет разобраться в происходящем и понять. Удается встретиться и поговорить. Рассказывает, что для перехода в другой мир (вероятностную ветку?) нужны огромные затраты энергии, она как раз была «переброшена» из Пиетари в Петербург — сейчас пытается сохранить стабильность: глюкоза во всех видах для активизации обменных процессов, что-то говорит о «выравнивании заряда»... Строим теории об устройстве мира, как устойчивой системы.

Списываюсь с Хоббитом (hobbitheyyou). В её ветке в SETI похоже инициировался ИИ. Встречаемся, проводим тот же эксперимент, что и с Марией — выдерживать можно порядка трех часов, Питер почти такой же. Получается, что есть некоторая шкала, можно пытаться осмысливать результаты.

Списываюсь с Fable (tielinde) — расхождение веток в 1720г, не Петербург — Пиетари, финский порт. Она тоже пытается понять, что происходит, строит свою теорию...

У спамбота в комментах пытаемся договориться о встрече в метро на «Пушкинской». Станцию закрывают, при попытке перенести встречу на «Восстания» — закрывают и её...

Мария пишет о том , что система идентификации считает, что её нет. Дом, в котором она живет пытались снести вместе с ней, утверждая что он пуст...

Из Меганезии пишут, что идет «Большая волна».

Там начинаются «контртеррористические маневры» сил США и Франции, явно повторяется ливийский сценарий. «Нас не хотят здесь»... Кто-то остается сражаться, кто-то уходит(?)...

«Нас не хотят здесь. Можно бороться. Можно считать тех кого пошлют на нас слепыми куклами. Можно считать их людьми.

Каждый имеет право считать свое.

Но нас не хотят быть здесь.

Можно уйти. И оставить им шанс тоже может думать начать по-разному.

Меганезия будет решать.

Сейчас мы не знаем как мы решим.

Время Большой Волны.

И вам — вы наверно сами просто знаете — если вы захотите дойти наш песок, ваша пирога сможет найти путь.

Даже когда мы между разными волнами — путь всегда можно найти. "

Встречаюсь с zercalovsky. «Вы, люди»... В 20х числах июня что-то ожидается, как в апреле, но более масштабное...

Собираю «тревожный чемоданчик», как в то время, когда могли сорвать в срочную командировку посреди ночи...

Проект-2011: Исход [Дорога]

“Не славы и не коровы, не тяжкой короны земной

Пошли мне Господь второго, чтоб вытянул петь со мной,

Прошу не любви ворованной, не милости на денек,

Пошли мне Господь второго, чтоб не был так одинок.

Чтоб было с кем пасоваться, аукаться через степь,

Для сердца, не для оваций, на два голоса спеть.

Чтоб кто-нибудь меня понял, не часто, ну хоть разок,

Из раненых губ моих поднял царапанный пулей рожек.

И пусть мой напарник певчий, забыв, что мы сила вдвоем

Меня, побледнев от соперничества, прирежет за общим столом.

Прости ему, он до гроба одиночеством окружен,

Пошли ему Бог второго, такого же как я и он.”

Изменить всё. Жизнь, цель, мечту...

Измениться и при этом остаться собой.

Майкл — Кошак — Котяра

Обрывки лога.

21 июня 2011г.

Некто присылает письмо с текстом “22го 19 у 19й”. Финляндский вокзал.

22 июня 2011г.

Fable (tielinde) присылает мэйл, что в Пиетари вошла Советская Армия.

Днем — звонок. Некто представившийся офицером ФСБ настойчиво предлагает встретиться. Договариваемся на 16:00. Срываюсь с работы. Заскочить в магазин — нужна новая фляжка, у старой отвалилось горлышко, и ещё по мелочи...

Кафе “Санта-Мария”. Пью кофе. Подходит мужчина средних лет, представляется сотрудником ФСБ. “Мы знаем, что сейчас происходит в Вашей стране, выражаем сочувствие и поддержку. Наша позиция не совпадает с официальной позицией властей РФ”. Опаньки... Меня уже считают “нези”? Ладно. Послушаем. Разговор о трудностях российской науки, о том что пропали двое учеников Рокотова, о расшифровке Сигнала (“вы ведь знаете, не так ли?”). Постепенно разговор переходит на проводников — что мне известно. Сливаю правдоподобную дезу про 19ю кассу с точностью до вокзала. “Сам не встречал, говорил с теми кто встречался. Да, кстати, вы в курсе, что кошки уходят по мосту в районе Лиговки?” Уж больно много “проколов” у “ФСБшника”... Не показал удостоверение, пропажа “секретных” ученых (и откуда я должен знать их фамилии?)...

Договариваемся о “сотрудничестве”, расходимся. Отслеживаю его до входа в метро.

Домой. Последняя проверка рюкзака: минимальная аптечка, палатка, тент, топор, цепуха, пара пенок, спальник, джинсы, футболка, носки и бельё, поларка, энцефалитка, горелка, три полных баллона и один полупустой, чайник, армейский котелок, КЛМН, 4 рации, 3 фонаря (2 безбатарейных), батарейки, спички с запасом, две трубки, табак. Продукты — сгребаю с полки все, что на ней из консервов: банка тушенки, пара банок рыбы, пара банок паштета, по одной кукурузы, горошка, манго, оливок, чай в запаянных пакетиках, полтора стакана гречневых хлопьев, начатая упаковка растворимого мисо-супа. Сюда же свежекупленные полкило сахара, пару шоколадок, 6 банок энергетика, 3 доширака. Итого: автономка на неделю, из расчета “на себя и на того парня”. Подъемно.

Успеваю на электричку. В 19:00 на Финбане. У 19й кассы никого — в крайнем случае свалю в леса на пару недель, как-то не нравится мне этот разговор сегодняшний, отзвонюсь в контору — отпуск ещё не брал в этом году.

Бросаю рюкзак у расписания, рядом говорят двое. “Крысолов” “пропали дети”... Стоп! Это же обсуждалось у спамбота. Один отдает другому клочок бумаги (билет?), тот уходит на перрон. Подхожу.

“Здравствуй”

“Тебе чего”

Он — проводник, Медведь. Меня на Дорогу взял бы, но не возьмёт, суеверен, у него уже есть 8 человек.

“Вот через час Сантана придет — с ним поговори и вот это ему передай” — дает билет на электричку...

Жду. Появляется человек у 19й кассы, подходящий под описание.

“Сантана?”

“Да”.

Отдаю “передачу” от Медведя. Зачем мне на Дорогу? Надо. Хочу понять, что происходит. Не подходит формулировка? Тогда — хочу дойти туда, куда ушли меганезийцы. “так и быть,возьму, хоть и не уверен до конца, что тебе это точно надо”...

В группе еще трое — девушки. Ярра — она ищет брата, Хоббит — с ней мы встречались тут, и ещё одна (Татьяна?)... Заходим в электричку, рассаживаемся, засыпаем.

Сантана будит — пора выходить. Платформа. “Вы точно уверены, что вам надо?” “Я уже решил, не в моих привычках отступать”

Мы в Придорожье. Проходим посёлок, уходим в лес. Сантана показывает схрон — там идущие могут взять что-либо из оставленного другими и оставить что-то идущим позади. Девчонки берут пару пачек вермишели, котелок, немного соли, пятилитровку воды, несколько пачек хлебцев, меняем мою банку тушенки на другую. Оставляю коробок спичек и часть батареек, уматываем это все в полиэтиленовый пакет.

Разворачиваем лагерь. Хоббит в первый раз в лесу. Учу разводить костёр, вязать удобные узлы для крепежки тента.

Кипяток, по миске растворимого супа (черт, мисок есть не у всех...), чай... Приходит Сантана, рассказывает о том, чего можно ожидать. “Дорога — организм, идущие — болезнь, фаги стараются вылечить организм”, “Если что — звать меня, я стою вон там”...

“И да — не оставлять следов. Ни в движении, ни на стоянках — не приманивать фагов”

“Проводник может делить с группой только воду”

Прикидываем график смены, дежурить надо по двое... Черт, всего 4 часа сна на нос — мало.

Сидим с Хоббитом. Что-то на границе различимости шевелится в кустах. Подъем, лагерь свернут в три минуты. Ложная тревога.

23 июня 2011г

Утро, приходит Сантана, с ним — Почтальон. Письма — “Второму”, “Тому кого нет”, “Другу”... Может они найдут своих адресатов.

“Последний шанс передумать”. Выходим.

Ворота. Нужно оставить что-то своё Дороге, такое, чего б на ней ещё не было, и назвать себя именем, под которым будет знать тебя Дорога. “Я оставляю память о своем первом бое, и о поражении за шаг до победы. Меня зовут Кошак!”

Теперь спутниц зовут Ярра, Ребёнок и Ворона.

Идём. Дорога напоминает Зону из “Пикника на обочине” Стругацких, Сантана — сталкера.

Он рассказывает о могущих подстерегать опасностях: жрун — камень, его обязательно покормить и самому съесть что-нибудь или выпить глоток, не то сожрёт; ещё встречаются древокрутки, выворотни, мясорубки и другие фаги...Ствол поперёк тропы — скамейка — посидеть, подумать. Развилка — перекурить...

Ловушка. Можно сунуться внутрь на удачу, можно обойти, откупившись воспоминанием. Обходим.

Дом на холме. Сантана рассказывает о правилах, установленных Хозяевами Дома. Есть хворост, вода. Готовим на костерке макароны с тушёнкой, котёл, по большому счету, уже не пригодится... Сантана ждёт Принцессу, у него юбилей — 50000 дней на Дороге (считают днями?! — “День прожил и ладно”, говорит).

Подходит Принцесса со своей группой. У них даже котла нет, отдаем свой. Нам выходить, проводники бросают жребий. Кто-то из наших должен уйти с Принцессой, кто-то из её — с нами. Жребий Дороги.

Принцесса смешная, красивая. С ней легко себя ощущаешь. Интересно — каково с ней идти, пожалуй пошёл бы, если бы не её группа — шумные они какие-то.

Среди них обнаруживаю виртуальных знакомцев по Сети — Стрекоза, сотрудница ИИС.

Уходит Ярра (“возьмём человека с котелком” радуется та группа), с нами теперь Ёж. Канистра с водой запихивается в его рюкзак.

Холм, эстрада. Надо чем-то умаслить Хозяина Холма. Подобрать подходящее сложно. Была не была, первым выхожу на эстраду. “Баллада о кроликах”, сбиваюсь на последнем куплете, нехорошо. Вторая попытка:

“В два конца идет дорога, но себе не лги —

Нам в обратный путь нельзя.

Слава Богу, мой дружище, есть у нас враги,

Значит, есть, наверно, и друзья.”

Идём через болота, через бобровую плотину. “По одному, расстояние пять метров”. Иду замыкающим. На одном из прыжков падаю, умудряюсь не слететь в воду, зависаю на спине поперёк гребня плотины. Встать. Встать, не задерживая группу. Нащупать ногой ствол на глубине по колено и встать. “Всё нормально. Я иду. Я догоню.”

Склон, камни шевелятся под ногами. “Поднимайтесь, догоню на вершине”

Привал, у девчонки отбирают у меня внешнюю подвеску. Спасибо. Действительно чуть легче и нога меньше болит. Эластика в аптечке всё-равно нет, значит живём так.

“Мясорубка”. Ребёнок пытается высунуться вперёд. Торможу её, почти отпихивая назад, иду сам. Кажется всё в норме. Проходят остальные.

Ворота закрыты, откроются завтра. Идём дальше.

Ещё что-то. Сантана уходит на разведку, ждём. Возвращается, чуть не падает. “Всё нормально. помощь не нужна. Я отметил безопасную границу. Бегом. Вправо на “крюки” не смотреть, закрыть глаза на том участке”. Первым бежит Ёж, я — вторым. Поскальзываюсь. Скольжу на правой ноге. Не упасть. Оттолкнуться и бегом. Успел.

Почтальон, Ребёнок, Ворона, Сантана — все.

Дальше дорога закрыта, будем ночевать в Ведьмином лесу. Хорошее место на первый взгляд, воды нет, хорошо пятилитровка полная с собой.

Сантана отзывает меня в сторону — “ты напиши на всякий случай, как группе твоими вещами распорядиться. С таким как у тебя обычно не живут — три зацепа словил: на плотине, в мясорубке и в волне. И группе передай — коль встанешь ночью — чтоб не говорили с тобой, меня чтоб позвали. С неживыми говорить бесполезно, а некоторые считают, что и опасно”...

Раскидываем под мелким дождём тент, организую скамейку из зависшей сушнины. Костёр. Хм. У Ежа есть два “доширака”, у меня — три. Нас пятеро. Бинго! Мы знаем чем ужинаем сегодня! :) Ну и банку оливок на десерт, в качестве бонуса за сегодняшнее.

Предупреждаю о возможной ночной проблеме со мной. Вещи пусть по необходимости используют, ненужное — сожгут.

Приходит Сантана. “Вы кого-то ждёте? Кто-то вошёл в Придорожье и ломится в Ворота. Затылок ломит. Схожу, проверю” Оставляет нам блокнот — “с ним у вас есть хоть какой-то шанс, если я не вернусь”. Возвращается с Данилой и Асей. Ася — практикантка в ИИС, Ёж её знает — он финансист оттуда же. Данила — художник при дворе ЕИВ Российской Империи. Оба слегка шокированы отсутствием воды. Перераспределяем дежурства. Нас семеро, спать получается на полтора часа дольше. Пришедшие дают нам фору на отоспаться — дежурят первыми. Потом Ёж и Почтальон.

“Кошак, Кошак, вставай, тут...” Выдергиваюсь из-под спальника — у костра чужой. Ноги в кроссовки, к костру. Человек! Ночью! Один! На Дороге!

Тревожное ощущение отпускает. Почтальон угощает его портвейном из фляжки, от коктейля из моей гость тоже не отказывается. Человек, похоже. Зовут Странник, говорит, что его могут помнить под именем Stranger. Он — проводник. Разговариваем, Ворона слушает, сидя в спальнике.

“- Можешь объяснить как становятся проводником?”

“- А ты можешь объяснить словами радугу в капле росы?”...

Напоследок рассказывает сказку. По отзвуку, по ощущению очень похоже на “сказки проводников”, что публиковались в блоге спамбота.

24 июня 2011г

Утром приходит Сантана. Странник — проводник, да. Но... Он не довёл группу. С тех пор — один на Дороге.

Идём с Сантаной за водой, безрезультатно. Значит до вечера у нас два с половиной литра на семерых.

Сантана уходит на разведку, прячу его блокнот в рюкзак. Контрольное время — 14:00. Если не вернётся — поведу группу на свой страх и риск.

Вернулся, обратно идти через вчерашнюю ловушку. Сейчас легче. Все спокойно проходят, Странник — замыкающий. Говорит, что закрыл Знаком этот участок. Сантана утверждает, что за нами что-то идёт, он чует.

Проходим в Ворота.

Мясорубка. Иду первым.

На переправе Ася падает, повреждает руку (растяжение? ушиб? вывиха и перелома, на первый взгляд, нет). У неё есть эластик — фиксируем руку и подвешиваем на “косынку”.

Выходим на шоссе. “Парами, держась за руки — бегом! При виде двигающегося объекта или по команде — с шоссе в сторону и залечь!” Несколько машин пропускаем, лёжа на насыпи... Данилу и Асю почти “накрывает” за несколько шагов до поворота — они успевают в последний момент. Идём по грунтовке. Впереди фары — с дороги!!! Сантана, Странник, я, Ёж ушли, остальные не замечают. Кричу — уходят. Пропускаем мимо.

“Три зелёных свистка” — пройти мимо молча, тихо, как тени...

Впереди люди. Сантана вглядывается, машет — безопасно. Это Медведь и ещё один проводник — Флорентиец. Мы дошли до Таверны — безопасного места, где можно перекусить без помех.

группа Сантаны и Странник
Ворона и Кошак

Всё-таки насколько проводники все разные...

Медведь — добродушный раздолбай, не хотел бы идти с ним.

Флорентиец — military style, ощущение надёжности и быстроты, нашли бы общий язык. Все просто и понятно.

Сантана — старый сталкер, почти сказочный персонаж, эдакий дед-лесовик, даже по говору.

Принцесса — смешная, с ней рядом быть легко. Будь она в одиночку — пошёл бы с ней с радостью, но только в одиночку.

Странник — странник и есть. “Попробуй описать словами радугу в капле росы”... Что-то отзывается там, глубоко внутри сознания, струна, которую прятал от всех.

У Медведя в группе Fable — не спросил, как её сейчас зовут... Улыбаемся друг-другу — вот и встретились...

У Флорентийца — Вита (Кайто) и Мария. Камень с сердца. Живы. Теперь я спокоен за них. Флорентиец — по-военному надежен, чувствую. Читаю дневник Виты. Да, знакомо. Только мне уже не важно, что там с мирами, туда не вернуться... Я иду вперёд.

Уходит Медведь, с ним уходит Почтальон.. Жребий. Нет размена.

Уходит Флорентиец — от него один, от нас двое. Сантана говорит Вороне, Ребёнку и мне, чтобы выбирали, кто из нас идёт с Флорентийцем. Вторым будет Данила. Бросаем жребий — Ребёнок. Еще раз — Ворона. Ребёнок решает идти, с нами остаётся Безымянный — и у него есть вода! Семь литров — живём!!!

Говорят, что проводники иногда берут “вторых”... Тех, кто потом станут проводниками... Оно?

“Странник, с тобой можно поговорить?” “Отойдём?” “Куда дальше пойдешь?” “Возьми с собой.”

“Зачем? Я хочу понять, что такое Дорога, хочу идти по ней. То, ради чего я вышел на неё — частный случай. Человеку нужно предоставить возможность свободного выбора, идти или оставаться на месте.” “Да, я подожду ответа пока не придем к Дереву Душ”...

Обед. Растворимая гречка, рыба из банки. Сладости, что принес специально для идущих Странник, на закуску...

Убрать следы, свои и оставшиеся от прошедших групп. Странник проверяет тропу, бросив монетку — чисто. С Ежом идём за хворостом, организую костер, сжигаем всё, что горит, что не горит — уносим.

Оставить что-нибудь Хозяевам Таверны? Разумеется — пять кусочков рафинада на стойке, хлебцы...

На горизонте группа Принцессы. Уходим. Уже привычно вишу на хвосте у Сантаны, пытаюсь ловить приметы опасности.

Выходим к Дереву Душ. Ася пытается острить — нервы?

С Дерева каждый волен взять что-либо и оставить что-то взамен, или просто оставить что-нибудь. Огарок свечи, живущий как НЗ в рюкзаке уже несколько лет и коробок спичек, заворачиваю все в полиэтилен и пристраиваю в щели коры. На коробке надпись “Свечка — маленькое солнце в темноте. Удачи!” И кошачья морда как подпись.

Странник отводит меня в сторону.

“- Ты знаешь, что я не довёл группу”

“- Знаю, это ничего не меняет”

“- Чтобы понять Дорогу — мало пройти одну”

“- Значит их будет не одна”

“- Тогда пойдём”

Приходит Принцесса. Проводники устраиваются пить кофе. Наши заваривают чай в стороне. Подошедшая группа “острит” — “дерево-душ, дерево-джакузи!” “наступила полная меганезия”, “а повесим комплект из презерватива, пластыря и булавки”... Похоже, у них совсем сдали нервы и они ищут спасения в тупых насмешках над всем непонятным. Из того, что рассказывал про Меганезию, им в голову запала только свобода в сексуальных отношениях. Впрочем — “каждый выбирает для себя”

Сообщаю, что ухожу со Странником. Оставляю нашим топор, часть консервов — одному нужно меньше. Наливаю литровку воды, свою чашку чая — в “ходовую бутылку” под боковую стяжку рюкзака. Аська отдает остатки сгущёнки.

Проводники беседуют за кофе под Деревом. Пристраиваюсь рядом. Тут же Ярра — отзывает Странника в сторонку, что-то рассказывает. На секунду Принцесса остаётся одна.

“- Принцесса, ты ищешь второго?”

“- Каждый проводник ищет второго”, — и улыбка.

“- Можно тебя угостить?” (протягиваю фляжку)

“- Нет”,- и опять улыбка

Ярра остаётся с Принцессой. Ухожу со Странником. Может ещё увидимся с попутчиками, если путь пересечется.

Каждый проводник видит дорогу по-своему. И передаёт своё видение ведомым. Для Странника нет “жрунов”, но есть знаки. И он иногда оставляет спички на камнях — “ты потом сам поймешь, что нужно, как и где”...

Идем по тракту. “посмотри — тут есть Ворота?” Слабое ощущение на грани шума — нет, кажется — все-таки нет.

“Нет их тут, но были. Давно”...

Камни поперёк дороги... Кто-то воевал тут. Память...

Странник рассказывает о местах в стороне от тракта.

“Цель и задача: старый тракт, уходящий вправо”.

Этот отворот? Кажется тут была дорога, трава почти по пояс. широкий прямой просвет среди деревьев...

“Подожди тут. Если будет плохо — заземлись веревкой, снимешь с моего рюкзака. Схожу не разведку” Странник уходит. Вслушиваюсь в окружающее, ищу знаки. Что-то дернуло и отпутал верёвку, разматывать пока не стал. Жду.

Возвращается Странник. “Пойдём, похоже это она. Верёвку пристегни к своему, ещё пригодится”. Черт... Ведь Сантана говорил. что “проводник может делить с группой только воду”... Значит, да?...

“Цель и задача: указатель на дереве. Табличка справа на дереве, указывающая налево, высота подвеса два с половиной/три метра”

Идем. Замечаю табличку. “Заземлись. Место водит. Пойдем через падь — там при подъеме можно войти в одном месте и выйти, не планируя этого, в стороне.” Проходим падь.

“Смотри — ищем Знак — обычно это или скала, или стелла, или обелиск”

“Вот этот — справа?”

“Да, он”.

Подходим. Стоим, курим, молчим... Прислушиваюсь к ощущению, запоминаю. Знак Памяти...

“У тебя горелка с собой? Кофе будешь?” Распаковываю рюкзак, Странник варит кофе.

Выходим на тракт. Идем по нему дальше. Бабочки? Знак? Почти доходим до переправы — марево. Уходим направо вдоль берега. Марева закрыли все подходящие места, Странник решает идти назад вдоль берега.

Поднимаемся на очередной холм, Странник уходит на разведку, жду.

“Котяра!!!”

“Тут!!!” уже не первый раз подобная оговорка, да и Сантана меня так называл... Судьба? Дорога выбрала мне другое имя?

Мы ушли сильно в сторону, надо возвращаться. Опять форсируем болотце. Ноги почти сухие, это не может не радовать после вчерашнего.

После очередного оврага выходим на Террасу. Привал. Вид захватывает дух.

Спускаемся к роднику. Еще пара оврагов и пойдем по ровному месту. Очередной овраг — “осторожно — “колючка”!”. Подсознательно в сумраке высматриваю растяжки и противопехотные мины...

Последний подъем. “Цель и задача: найти тропинку, идущую вдоль склона, не уходя на склон”. Находим, идём по тропе.

Есть! Впереди отсвет костерка. Лагерь группы Принцессы.

Среди идущих фигура в белом. Друид? Дух? Они со Странником знакомы, здороваются. Смотрит на меня.

“- Больше двух тысяч дней я тебя не видел, напомни как тебя”

“- Кошак”

“- Здравствуй, Кошак”

Отхожу на другую сторону костра, Ярра наливает чаю, закуриваю... Существо в белом — Мытарь/Шутник... Проходя через Границу, каждый из группы что-то отдал ему из воспоминаний.

Ребёнок о чем-то говорит с Мытарем. Оказывается её не было с группой на Границе, присоединилась позже.

“- Я отдаю тебе память!”

“- Всю?”

“- Всю!”

“- Цена уплачена. Когда проснешься — забудешь всё”

“- Меня теперь зовут Хоббит Без Памяти!”

“- Кошак, расскажи завтра мне про Ворону... И про Голос из металлической коробочки”...

“- Если встретимся, расскажу”

Уходим, Мытарь показывает дорогу.

Переправа, дом. У чахлого костерка сидят Ася с Вороной. Странник поднимается к Сантане на второй этаж. Мытарь уходит, обещая вернуться. Ворона говорит, что он встретил их на переправе к Дому — и каждый платил цену за проход...

Есть никто не хочет, приходиться расправляться с последней банкой рыбы в одиночку.

Из дров тут только трухлявая осинка... Идем с Вороной за хворостом по дорожке мимо качелей. Набираю охапку хвороста, спускаюсь за сучьями, поднимаюсь — Ворона ушла. Нахожу обратную дорогу, прихожу к дому по дорожке спускающейся с холма.

“Я думала — тебе и одному можно, а тут Ася одна”... Эх, не зря говорили проводники — на Дороге только вдвоём. Или заземлился бы, Кошак драный... Урок на будущее.

Развожу костер. Приходит Мытарь.

“- А я знаю, почему проводники пропадают”

“- А расскажи”

“- Отойдем, чтоб кому не надо не слышали”

Втроём отходим в сторонку, Ася остаётся у костра.

“Проводник каждый вину чувствует, только не сознается он даже себе. Должен он кого-либо из группы положить на Дороге, чтоб остальные дошли. А выбирать как его — это уж проводника дело.

Вот проводником как становятся — цель свою отдают, чтоб другие дойти могли до своих целей. И если обретет цель проводник — дойдёт, как и все. И уйдёт с Дороги.

Вот была такая Кошка. Влюбилась в ведомого и ушла.

Дорога меняет людей и проводников. Потому и получается, что проводник никого дважды не водит — каждый раз и ведомый и проводник уже другие.

А ещё просить в конце дороги можно не только за себя, но и за кого-то, например, за проводника, чтоб цель свою обрёл”.

“Сказку о первом пробудившемся слышали?

Вот если обретет первый пробудившийся цель, не станет и Дороги...”

А ведь про Дорогу — я почти то же самое Страннику говорил по сути...

Мытарь уходит говорить с проводниками, я заваливаюсь на первом этаже...

25 июня 2011г

Утром со Странником и Вороной идём к роднику за водой. На завтрак — остатки припасов собираются в общий котёл. Набираю воды. Выходим.

Мясорубка. Иду первым (уже вошло в привычку, угу). Чуть зацепил спиной, говорят, но более-менее чисто. Пробираются остальные. Сантана вытаскивает из мясорубки немного мелких вещей и распечатку.

Распечатка — служебная записка...

«...

1) Стоимость колючей проволоки в каждом из миров, в которых проводится проект

...

4) Плановые темпы помещения людей в изоляторы в каждом из миров

5) План по действиям над изолированными людьми: изоляция до смерти от естественных причин или ликвидация. Если ликвидация, то плановый темп ликвидации»

Ёж удивляется, как документ из его компа оказался тут. “А чего тут такого? Я же занимался экономикой этого проекта. Хакера наказать надо”... В Меганезии за подобное любой судья бы приговор не раздумывая вынес — ВМГС. Но тут не Меганезия, и я не судья. Поэтому Ёж — не более пустого места в моих глазах.

Каменная переправа. Нужно проползти ниже уровня линии, соединяющей вершины камней — иначе поджарит разрядом. Опять ползу первым. Нормально. У Аси повреждена рука — надо докинуть сюда веревку и подвязать её рюкзак к ней, сама пусть ползёт налегке. Странник дотаскивает размотанную верёвку, выдаёт мне конец.

Все пробрались удачно. Идём.

Человек на дороге.

“- Кто это?”

“- Крапива — местная”.

Останавливаемся, проводники с ней знакомы. Здороваюсь, угощаю коктейлем из фляжки.

“- За знакомство, может ещё встретимся”

“- Может быть” — улыбается...

Цена прохода — один из группы. Сантана предлагает Аське — та соглашается, группа — тоже... Крапива уводит Асю, мы ждем знака. На рюкзаке у Сантаны устроились бабочки... Ждём...

Идём. Подходим к туманной переправе. И опять Мытарь. На бревне сидит Рыжая Дева.

Группа Сантаны — трое стоят перед ним и торгуются — что из памяти отдадут за возможность пройти дальше...

Начинается дождь, вожусь у рюкзака, группа торгуется... Дева предлагает присесть рядом. Сажусь, слушаем торг. Уже традиционно протягиваю фляжку “за встречу и знакомство”... Торг закончен, они прошли. Подхожу к Мытарю.

“- Ну что, моя очередь”

“- И что ты готов отдать, чтоб твоя дорога укоротилась, а идущих следом удлинилась?”

“- Ничего. Я не хочу укорачивать свою дорогу. Я уже пришел и иду по ней”

“- Ты знаешь цену?”

“- Да”

“- И всю память до Дороги”

“- Да”

“- Добро пожаловать на Дорогу, брат” — протягивает руку...

Идти осталось всего ничего. Последний привал. Пути расходятся, дальше они пойдут сами. Прощаюсь. Сантана протягивает сигарету — “Покурим, Котяра”...

С “счастливой стоянки” долетают крики, хохот... Какофония...

Костер проводников...

Хоббит, Вита... “Мы же собирались встретиться, помнишь?”

Сантана, Странник, Принцесса.

Подходит Флорентиец, протягивает руку — “Бритый”.

“- Принцесса, ну теперь-то можно?”- протягиваю фляжку

“- Теперь — можно” — и опять улыбка. Хорошо с ней.

“Котяра, держи” — Сантана протягивает блокнот, — “Читай, записывай”

Принцесса говорит, что это её первый блокнот...

Почтальон приносит письмо — “Второму” — нас тут трое таких. Вместе читаем. Слова ныряют куда-то вглубь, тепло...

“Вита, посмотри сюда” — протягиваю найденную распечатку. Взгляд понятен без слов. Мы знаем, куда и зачем пойдем в первый самостоятельный выход. Говорит, что и до Дороги у нас мысли и мнения сходились, не помню, верю.

И почти слова не нужны, чтобы понять. Всё предельно просто.

И ещё...

«Так случилось, я верю в подруг, —

В их сердца (не улыбкам и взглядам)

Я верю в друзей, но не в тех, что вокруг,

А лишь в тех, что подолгу рядом.

И опять я иду…»


«Каждый выбирает для себя

Женщину, религию, дорогу.

Дьяволу служить или пророку —

Каждый выбирает для себя.

Каждый выбирает по себе

Слово для любви и для молитвы.

Шпагу для дуэли, меч для битвы

Каждый выбирает по себе.

Каждый выбирает по себе

Щит и латы, посох и заплаты.

Меру окончательной расплаты

Каждый выбирает по себе.

Каждый выбирает для себя.

Выбираю тоже — как умею.

Ни к кому претензий не имею.

Каждый выбирает для себя.»


“Разбудит вас какой-то тип

И впустит в мир, где в прошлом войны, вонь и рак,

Где побеждён гонконгский грипп.

На всём готовеньком ты счастлив ли, дурак?”


“Не славы и не коровы, не тяжкой короны земной

Пошли мне Господь второго, чтоб вытянул петь со мной,

Прошу не любви ворованной, не милости на денек,

Пошли мне Господь второго, чтоб не был так одинок.

Чтоб было с кем пасоваться, аукаться через степь,

Для сердца, не для оваций, на два голоса спеть.

Чтоб кто-нибудь меня понял, не часто, ну хоть разок,

Из раненых губ моих поднял царапанный пулей рожек.

И пусть мой напарник певчий, забыв, что мы сила вдвоем

Меня, побледнев от соперничества, прирежет за общим столом.

Прости ему, он до гроба одиночеством окружен,

Пошли ему Бог второго, такого же как я и он.”

Курю на бревенчатом настиле у озера, смотрю на отражение облаков в зеркальной воде. Спокойствие...

Время.

Уходим к Сердцу Дороги...

Странник, Сантана, Принцесса, Бритый, Медведь, Хоббит, Вита, Котяра...


Проект-2011: Исход [inside]

Изменить всё. Жизнь, цель, мечту...

Измениться и при этом остаться собой.

Майкл — Кошак — Котяра

Inside.

Попробую описать персонажа и изменение его целей и эмоционального состояния изнутри. Sorry, если путанно. Да, то, что похоже на фразы в диалоге (монологе) от первого лица — мысли, не произнесенные вслух.

В принципе обычный человек, слегка идеалист, хотя на 99% все-таки реалист.

Из основных принципов:

  • свобода человека, свобода выбора — первичны
  • живи сам и давай жить другим
  • TINSTAFL — «There is no such thing as free lunch» — ЛДНБ
  • разберемся
  • действуй по обстановке

Из авторитетных для него людей современности (из широко известных): Че Гевара,

Дальше — от первого лица.

Немного бэкграунда: 21 год существует Меганезия, непризнанная никем страна, в которой строится идеальное общество, в котором свобода является одной из основных ценностей. В Питере открывается представительство Меганезии. Его сотрудники выходят на контакт. Решается вопрос об эмиграции. Представительство закрывают, но связь с Меганезией не рвётся. Остаюсь информационным представителем

Вроде бы все идет своим чередом. Месяц-другой тут, пока улаживаются дела и отдаются долги — и уезжаю. Спокойно. Все-равно вернусь, рано или поздно — для того, чтобы рассказывать другим нужно сначала проверить на своей шкуре.

Нарастание напряженности в Меганезии. Все по плану, пока, намерения не меняются.

Война под видом маневров. Нарастает злость от бессилия, что ничего не могу сделать. Параллельно — непонимание/легкое изумление (офигевание) от происходящего, от того, что гипотеза о множественности миров подтверждается.

Прогноз (пришедший с нескольких независимых направлений) о том, что в 20х числах июня что-то случится. нарастает тревожность.

Мэйл. Предложение встречи от «ФСБ», 22.06. Приперли к стенке? Странный разговор — надо «залечь на дно», понаблюдать. Ухожу на вокзал с вещами — «в лес».

Встреча с проводником (?) — или масштабная мистификация или таки оно. Дорога — выход? Рататонга писал, что возможно кто-то решит «уходить». Все-равно собирался уезжать, какая разница каким путём? Все-равно собирался возвращаться.

Придорожье — похоже на правду. «Нас будет трое, из которых один раненый; в придачу неопытный юноша, а скажут, скажут, что нас было четверо...» — угу-угу... Три девушки, одна впервые за городом, и надо дойти. «Уж если решать, то тогда решай. А коли решил — за дело!».

Перехожу в рабочий режим, глушу внешнюю эмоционалку... Судя по поступающим данным у нас две основные задачи: дойти и, желательно, всем. Прорвёмся.

Отдать часть памяти Дороге? Выбор сложен. Все, что вспоминается — ценно. Расстаться с памятью о первом поражении в спарринге? Пожалуй, да. Хотя и на него многое завязано. Может потеряться целый пласт воспоминаний... Или? Идти легче?

Пытаюсь ловить приметы опасностей. Сложно.

Безопасный привал. Принцесса. Улыбка, искрящиеся глаза... Не ожидал в этих местах такого.

Переправа. Замыкающий. Встать и дойти. Всё нормально. Не подвести.

Мясорубка. Ребёнок пытается сунуться первым? Извини, мелкий. У тебя ещё будет повод сложиться, пусти старших вперед.

Волна. Ёж первым, я вторым. Так нормально.

Расписать группе, что делать с вещами в случае чего? Не дети, сами разберутся. Хотя обидно так, на полдороги...

Рассказываю про Меганезию. Непонимание. Неужели так сложно понять, что для того чтобы быть свободным, нужно уважать право на свободу других? Откуда такой страх перед системой видеорегистрации? Перед правом самозащиты? Они пытаются забиться в свою каморку, отгородиться... Зачем? Или все-таки правы меганезийцы, отказываясь от культурного пласта с двухтысячелетней историей?

Человек имеет право на выбор, на принятие решения. И Меганезия — частный случай реализации этого принципа. Если по дороге можно выйти в тот мир, куда ты хочешь, то людям нужно дать выбор — идти или нет. Пожалуй, да. Это оно.

Сантана, уходя, оставляет блокнот. Я доведу группу, если понадобится, попытаюсь. В любом случае — пойду первым. После сегодняшнего — уже не страшно.

Странник. «Ты можешь описать словами радугу в капле росы?»... Другая сторона Дороги? Он видит по-другому?

Идём с Сантаной за водой. Спокойный разговор...

Мясорубка. Первым — «и коли решил — за дело».

Для того, чтобы рассказать, надо попробовать на своей шкуре... «радуга в капле росы» — как это?... Хочу понять...

Странник, возьмёшь с собой? Хочу посмотреть на Дорогу твоими глазами. Сначала нужно пройти самому, прежде чем вести кого-либо за собой.

Дерево Душ. Два лагеря. Две эмоции...

Проводники — спокойствие, вместе.

Идущие — кажется вместе, раскачка, попытка отгородиться смехом... Страх?

Если отгораживаться — не поймешь. Зачем биться головой о стену?

«Другая» Дорога. Да. Каждый из проводников видит её по своему. «Ты поймешь сам, почувствуешь, потом» — говорит Странник. Пытаюсь раствориться в окружающем...

Развилка. Верёвка. «Пристегни к своему рюкзаку, пригодится»... Кофе... Не чужой? Мы — вместе. Не как группа за проводником. Вместе ищем тропу. Вместе идём по Дороге.

Шум крови в ушах начинает мешать слышать, а когда-то он был таким тихим... Ещё какое-то время и он уйдет, отфильтруется, станет прозрачным. Слышу пространство...

Амаргин требует платы от Ребёнка, мне пожимает руку... Что-то изменилось?

Стоянка Сантаны. Я уже не с ними. Не обсуждаем дежурство. Меня ощущают чужим? Похоже, что уже да. Пойдем рядом.

Амаргин. Разговор в ночи. Понять Дорогу. Цена высока, но так ли высока, как кажется?

Куда и почему уходят проводники?... Просить можно и не за себя...

Просить? Я уж как-нибудь сам. ЛДНБ — «There is no such thing as free lunch». Я сделал выбор.

Уже не хочу уходить с Дороги. Она меняет меня и ведёт вперёд.

Мясорубка. Клочок бумаги. Вспышка ненависти. Спокойно — он своё получит сам. Хартия — не для него. Остаются те кто «в изоляторах»... У них тоже должен быть выбор. Ещё один камешек на чашу весов.

Каменная переправа. Каждый за себя?! Аська же с одной рукой... Мозгов у них уже нет...

Странник, одолжи веревку, я вытащу рюкзак...

Крапива. «Местная — живёт тут», — говорит Странник. «Фаг» — Сантана.

Сантана должен отдать одного ей... Все молчат...

Аська... Прости и прощай, у меня уже другая Дорога.

Крапива улыбается. Здравствуй, мы ещё будем встречаться на Дороге, ведь так?...

Туманная переправа. Рыжая Дева. Улыбка, разговор...

Амаргин — «Ты знаешь цену. И ещё — всю память о том, что было до Дороги», «Добро пожаловать на Дорогу, брат»...

Сантана — «Наши пути расходятся здесь, прощайте», «Покурим, Котяра?»...

Спокойствие. Это мой дом — Дорога.

27 июня 2011

Оставить комментарий